Святая мученица Татиана

Святая мученица Татиана родилась в древнем Риме от знатных родителей. Отец ее, был тайным христианином и отличался богобоязненностью. Свою дочь, святую Татиану, он воспитал в благочестии и страхе Божием и научил ее Божественному Писанию. Когда святая Татиана достигла совершеннолетнего возраста, она решила проводить жизнь свою и девстве и целомудрии, невестой была она Христу; пламенея к Нему любовью, она Ему Единому служила день и ночь, молитвою и постом умерщвляя плоть свою н порабощая ее духу. За свою добродетельную жизнь она сподобилась послужить Церкви. И Христос Бог венчал невесту  Свою мученическим венцом. 

Когда был убит своими же римлянами нечестивый царь Антоний Гелиогабал , на царский престол возвели Александра, юного шестнадцатилетнего отрока. Он почитать Христа, но несогласно с верою Христовою, в то же время он продолжал служить идолам и поклонялся им, как древним богам римским. Сам Александр как сын христианки не преследовал христиан, но наместники его, сильно притесняли их. Они разослали  повеление, чтобы христиане всюду поклоняться римским богам, угрожая им в случае неповиновения лютыми мучениями и даже смертью. В то время и святая дева Татиана была схвачена язычниками, ее хотели принудить поклониться этому идолу. 

Но вдруг произошло землетрясение: идол Аполлона упал и разбился на части, обрушилась также часть храма и придавила многих язычников и жрецов. Тогда нечестивые повлекли святую деву на суд и мучения. Татиана  мужественно претерпевая страдания, молилась за своих мучителей. Небесный свет озарил мучителей, и духовные очи их отверзлись. Все они (их было восемь человек) уверовали во Христа и восприняли крещение в своей собственной крови, ибо их за исповедание Христа жестоко мучили и, наконец, усекли им главы.

На другой день неправедный судья, воссев на судилище, опять приказал привести на мучение святую Татиану. Судья стал убеждать святую деву, но старания его оставались тщетными. Тогда он приказал обнажить святую и бритвами резать ее. Девственное тело ее было бело, как снег, и когда стали резать его, то из ран, вместо крови, истекало молоко, причем распространилось великое благоухание, как бы от сосуда с ароматами. Святая же, воззрев на небо, молилась во время этих мучений. Затем ее крестообразно распростерли на земле и долгое время били жезлами. Святая же обличала судью и его служителей и говорила, что боги их — бездушные идолы.

Святую ввергли в темницу. Здесь она провела всю ночь, молясь Господу и воспевая Ему хвалы. Утром ее снова привели на суд. Увидев святую мученицу вполне здоровой, с лицом еще более прекрасным, чем прежде, все были изумлены. 

На святую Татиану выпустили страшного льва, чтобы он растерзал святую. Лев ласкался к ней и покорно лизал ей ноги. Святую Татиану снова и снова истязали. Святую ввергли в огонь, но и огонь не вредил ей, мучители остригли ей волосы. Судья не зная, что еще сделать с ней, изрек ей смертный приговор, и святая Татиана была усечена мечом. Вместе с ней казнили отца ее, ибо узнали, что и он христианин. Сначала мучители лишили его почетного звания, отняли у него все его имение. Осужденный на смерть, он умер от меча вместе со своей дочерью за имя Христово. Оба они сподобились от Господа получить венцы мученические от Христа Бога.

..."Прошу вас и умоляю, возлюбленные, будем иметь большое попечение о наших детях и всячески заботиться о спасении их души. Подражайте блаженному Иову, который, даже опасаясь прегрешений их в помышлении, приносил за них жертвы и проявлял о них большую заботливость; подражайте Аврааму, который тоже хлопотал не о деньгах и имениях, но о божественных законах, каким бы образом передать сохранение их невредимо потомкам. И когда Давид умирал, то он вместо великого наследства, призвав своего сына, внушал то же и обстоятельно говорил, что если захочешь, дитя, жить по законам Божиим, то ничего с тобою неожиданного не случится, все дела потекут у тебя по желанию и большою будешь ты наслаждаться безопасностью; если же ты отпадешь от этой помощи, то никакой пользы не будет тебе от царства и от этой великой власти. Ведь если благочестие отсутствует, то и те сокровища, какие есть, погибают с опасностью и крайним позором…Поэтому родителям следует думать не о том, как бы сделать детей богатыми серебром и золотом, а о том, как бы они стали всех богаче благочестием, мудростью и стяжанием добродетели — как бы они не имели надобности во многом, как бы не увлеклись житейскими и юношескими пожеланиями… А что многие из родителей многое терпят из-за детей, так это оттого, что не хотят посечь, образумить словами и огорчить своих беспутно и противозаконно живущих сыновей, почему им и приходится нередко видеть, как те попадают в крайние беды, приводятся в судилище и отдаются палачам на усечение (головы). Действительно, когда сам ты не воспитываешь, когда сам не умудряешь, то он, присоединившись к негодным и испорченным людям, приобщившись к ним в пороке, приводится под действие общественных законов и наказывается на виду у всех; а после казни наступает еще больший позор… Чем ты в конце концов оправдаешься? Не предоставил ли Я, сказано будет тебе (Богом), дитяти жить с тобою с самого начала? Я поставил тебя над ним (дитятей) в качестве учителя, наставника, опекуна и начальника — всю власть над ним не отдал ли Я в твои руки? Не повелел ли Я его, такого нежного, обрабатывать и упорядочивать? Какое же ты получишь оправдание, если с беспечностью смотрел на его прыжки? Что ты скажешь? Что он разнуздан и неукротим? Но тебе нужно было глядеть на все это сначала — обуздывать его, когда он был молод и доступен узде; тщательно его приучать, направлять к должному, укрощать его душевные порывы, когда он был восприимчивее к воздействию; сорную траву тогда нужно было исторгать, когда возраст был нежнее и исторгнуть можно было легче, — вот тогда бы оставленные без внимания страсти не усилились и не сделались неисправимыми.

…Подобно тому, как кто-нибудь не может рассчитывать на оправдание и снисхождение в собственных грехах, так и родители — в грехах детей. Те отцы, которые не заботятся о благопристойности и скромности детей, бывают детоубийцами, и жесточе детоубийц, поскольку здесь дело идет о погибели и смерти души. Поэтому, подобно тому, как ты видишь лошадь, несущуюся к пропасти, ты набрасываешь на уста ее узду, с силою поднимаешь ее на дыбы, нередко и бьешь — что, правда, составляет наказание, но ведь наказание — это мать спасения, — так точно поступай и с детьми твоими, если они погрешают: связывай грешника, пока не умилостивишь Бога; не оставляй его развязанным, чтобы ему еще более не быть связану гневом Божиим. Если ты свяжешь, Бог затем не свяжет; если же не свяжешь, то его ожидают невыразимые цепи….

……Не перестану я просить и умолять о том, чтобы прежде всех наших дел позаботиться о наставлении детей. Ибо, если боишься за ребенка, докажи это - и не останешься без воздаяния. Слушай, что говорит Павел: «Если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 15). И даже если ты знаешь за собой тысячу зол, знай, что есть для тебя от грехов твоих и некое утешение. Воспитай борца для Христа! Не о том говорю, чтобы ты отвратил его от брака, послал в пустыню и подготовил к принятию монашеской жизни, не это говорю. Хотел бы и этого и всех молил бы принять это звание, но, если кажется оно обременительным, не принуждаю к тому. Воспитай борца для Христа и с детского возраста его, пребывающего в мире, приучи быть богобоязненным.

Если в не окрепшей еще душе запечатлены будут благие учения, никто не сможет их изгладить, когда она затвердеет подобно тому, что бывает с восковой печатью. Ты имеешь в нем существо еще робкое, дрожащее, боящееся и взгляда, и слова, всего, чего угодно: используй власть над ним для того, что должно. Ты первый воспользуешься благими плодами, если будешь иметь хорошего сына, а затем - Бог. Для себя ты трудишься..."                                               

Святитель ИОАНН ЗЛАТОУСТ