Щит веры №2 (13) апрель 2005 года

Издатель: I Даугавпилсская (Новостроенская) старообрядческая община.
Просьба не использовать газету в хозяйственных целях.

Этот номер газеты полностью посвящен памяти Э. Б. Мекша,
хабилитированного доктора филологии, профессора кафедры русской литературы и культуры Даугавпилсского университета,
большого друга староверов.


Эдуарду Брониславовичу МЕКШУ
1939-2005


ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ


     Ушел из жизни профессор кафедры русской литературы и культуры Даугавпилсского университета Эдуард Брониславович МЕКШ.
     Он родился 25 октября 1939 года в Ленинграде. Его дед после революционных событий 1905-го года вынужден был оставить Латгалию и навсегда обосноваться в России. В 1946 г. семья вернулась на родину предков, в Латвию, где в 1957 г. Эдуард Брониславович закончил Рижскую среднюю школу № 44. С 1961 по 1966 год он учился на филологическом факультете Даугавпилсского педагогического института, по окончании которого стал работать ассистентом на кафедре русской и зарубежной литературы. С тех пор он прошел здесь все ступени научной и преподавательской квалификации: от ассистента до профессора.
     Научные интересы Э.Б.Мекша были ориентированы прежде всего на крестьянскую и новокрестьянскую поэзию первой трети XX столетия. В 1975 г. в Ленинградском государственном педагогическом институте им. Герцена им была защищена диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук «Петр Орешин и крестьянская поэзия начала XX века». В 1994 г. в Латвийской Академии Наук защищена диссертация «Эпос Н.Клюева в контексте новокрестъянской поэзии» на соискание ученой степени хабилитированного доктора филологии. В 1995 г. Эдуард Брониславович стал профессором.
     Э.Б.Мекш - автор восьми монографий по вопросам истории русской литературы и трех учебных пособий (см.: «Русская новокрестьянская поэзия», Даугавпилс, 1991; «Образ Великой Матери (религиозно-мифологические традиции в эпическом творчестве Н.А.Клюева», Даугавпилс, 1995; «Сергей Есенин: Три «Радуницы», Даугавпилс, 1999 и др.). В различных журналах и сборниках им опубликовано около двухсот научных статей и материалов, не менее активно он печатался в городских газетах с различного рода обзорами и рецензиями.
     Для Э.Б.Мекша был характерен искренний и глубокий интерес к проблемам духовных истоков русской культуры, что сблизило его с латвийскими староверами и хранимыми ими традициями. Он живо интересовался наследием И.Н.Заволоко и М.Д.Синицына, в соавторстве с о. Алексием Жилко им была написана и опубликована в престижном французском журнале статья об истории Латвийского старообрядчества, много сил и внимания им было отдано в последние годы изучению художественного своеобразия духовных стихов и условиях их бытования в староверческой среде. Не раз он выступал в печати с толкованием известных староверческих икон. Как один из основателей и активных участников Бодровских чтений, на протяжении ряда лет проводившихся в Резекненском районе, Э.Б.Мекш постоянно выступал с докладами, посвященными историческому и культурному наследию староверов. Неоценима его роль и как члена редакционной коллегии сборников научных материалов «Протопоп Аввакум: история и современность» (Даугавпилс, 2003); «Наследники Византии» (Даугавпилс, 2004), где им было опубликовано четыре статьи.
     Будучи человеком самых широких интересов, Э.Б.Мекш хорошо разбирался в европейской и русской живописи - от древней до авангарда. Его интерес к живописи был не только историко-теоретическим, но и творческим: с юных лет он много и плодотворно рисовал и писал маслом. Им были успешно оформлены многие сборники научных статей, изданных на кафедре русской и зарубежной литературы ДПУ.
     О себе Эдуард Брониславович говорил: «Я счастливый человек в том плане, что мои научные интересы переплетаются с моей педагогической работой». После него осталось множество учеников, для которых сфера интересов учителя стала смыслом и содержанием их жизни.


 Его светлый образ навсегда останется с нами.
Вечная память.



МИР СТАРОВЕРЧЕСКИХ ИКОН


Образ Богоматери -
Троеручицы (генезис и
традиции)


     Профессор Московского университета Иван Михайлович Снегирев в 1862 г. в работе "Взгляд на православное иконописание" заметил, что "источники нашей иконописи - история и предание". Подтверждением этой мысли являются все православные иконы, в том числе и образ Богоматери - Троеручицы.
     Российская Православная Церковь отмечает день иконы Божией Матери, именуемой "Троеручица", 28 июня и 12 июля по ст. ст. Старообрядцы же отмечают "Образ Пресвятой Богородицы Троеручицы" 4 декабря. Это день Иоанна Дамаскина, с которым и связано происхождение иконы "Троеручицы", относящейся к разряду чудотворных. Однако трагическое событие в житии Иоанна, повлекшее за собой появление иконного образа, в Древней Руси прошло через фольклорную интерпретацию, что и привело к утверждению в иконописи разных традиций в списках Богоматери -Троеручицы. И связано это с очень важной деталью иконы -изображением третьей руки до локтевого сустава или же только кисти.
     Житие преподобного Иоанна Дамаскина (Мансура), жившего в Сирии в конце VII - 1-й пол. VIII века во времена греческого царя-иконоборца Льва Исавренина, говорит, что после того, как правитель Дамаска получил подложный донос на Иоанна, то он, "придя в ярость, повелел отсечь неповинному Иоанну правую руку. <...> И отрубили правую руку у Иоанна - ту руку, которая укрепляла правоверных о Боге. <...> После казни рука Иоанна повешена была на рынке среди города, а сам Иоанн, изнемогший от боли и потери крови, был отведен в дом свой". Дальнейшие события развивались следующим образом: Иоанн послал слугу к правителю Сирии с просьбой: "Молю тебя, господин мой, прикажи отдать мне мою руку, чтобы я мог похоронить ее в земле, ибо я полагаю, что если она будет погребена, то получу облегчение в моей болезни". Когда же Иоанн получил свою отсеченную руку, то взяв ее, "вошел в свою моленную комнату и, павши на землю пред святою иконою Пречистой Богоматери, изображенной с Богомладенцем на руках, приложил отсеченную руку к суставу и стал молиться со слезами и воздыханием, исходящим из глубины сердечной:
     - Владычице Пречистая Мати, рождшая Бога Моего, вот правая моя рука отсечена ради Божественных икон. Ты знаешь, что привело Льва во гнев: поспеши же на помощь и исцели мою руку".
     Иоанн обещал Богоматери написать исцеленной рукой трактаты, утверждающие и прославляющие православную веру. Молитва Иоанна была услышана, и Богородица выполнила его просьбу, посрамив тем самым все козни обидчиков Иоанна. Впоследствии, став иноком, Иоанн написал много стихов и канонов, в том числе и в похвалу Богоматери, которые исполняются и в сегодняшнем Богослужении, такие, как "Милосердия двери отверзи нам", "Прекрасная Приснодева, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему", "Многая множества моих, Богородице, прегрешений" и др. Что же касается платка, "коим была обвита отсеченная его рука, Иоанн в воспоминание дивного чуда Пречистой Богородицы, носил на своей голове". В данном житийном изложении речь идет об отсеченной руке Иоанна и плате, носимом на голове преподобным. О происхождении иконы не говорится. Интересно, что И. Н. Заволоко в книге "История Церкви Христовой" в разделе об Иоанне Дамаскине придерживается этой же агиографической версии: дамаский калиф "поверил клевете и велел отсечь Иоанну правую руку". И далее Заволоко повествует о чудесном сращении руки Иоанна, аналогично вышеприведенной версии, и тоже ничего не говорит о происхождении иконы.
     Совершенно другую интерпретацию данного события зафиксировали фольклорные версии. Их две. Одна из них связана с обетной традицией, другая - с акафистной. О первой узнаем в пересказе профессора И.М. Снегирева: Иоанну Дамаскину, "этому ревнителю веры и благочестия, поборнику иконопочитания враги отрубили кисть правой руки <...>; он велел привязать отрубленную свою кисть к руке своей убрусом от образа Божией Матери
и она чудесно срослась". И далее Снегирев говорит о происхождении иконы: "В память этого он (Иоанн Дамаскин - Э.М.) сделал из серебра руку и привесил ее к св. иконе, которая оттого и называется, Троеручицей". Таким образом, данный список иконы возник из традиций обетных привесок, когда, как отмечает Снегирев, "получал ли кто исцеление от болезни головы, глаз, рук, ног, привешивал к образу их изображения, сделанные из золота и серебра. Древнейший тому пример видим в св. Иоанне Дамаскине".
     Перед какой Богородичной иконой молился Иоанн, агиографические источники не уточняют. С 1-го века, когда распространилось почитание Богоматери, в иконографии утвердились три типа Богородичных икон:
     1. Умиление, или Милующая (Елеуса). Схема: Мария склонилась к Младенцу, прижавшись к Нему щекой.
     2. Путеводительница, по-гречески, Одигитрия. Схема: Мария с осанкой императрицы, Младенец восседает на Ее руках, как на троне.
     3. Молящаяся,   по-гречески,   Оранта.   Схема: Мария изображена фронтально, в полный рост, с воздетыми в молитве руками, на Ее груди круглый медальон с погрудным изображением Младенца Исуса.
     Первые два типа Богородичных икон получили наибольшее распространение, как в храмах, так и в христианских домах верующих. Судя по тому, что Иоанн дал обет Богородице принять иноческий чин в Иерусалимской лавре святого Саввы, преподобный молился перед ликом Одигитрии (Путеводительницы). Академик Н. П. Кондаков в своей энциклопедической "Иконографии Богоматери" пишет, что "особо чтимым вариантом того же византийского типа Божией Матери с Младенцем на правой руке (имеется в виду Одигитрия - Э.М.) является также икона Божией Матери "Троеручицы" в Афонской обители Хиландара <...>, относимая, по преданию, ко времени св. Иоанна Дамаскина и принесенная будто бы из Палестины св. Саввою, или же, по другим преданиям, при Стефане Уроше, в конце XIV века, из Сербии". В книге Кондакова представлена репродукция иконы "Троеручицы" из Хиландарскои обители, на ней в нижнем левом углу изображена правая кисть как обетный муляж. На Руси, первоначально, распространился именно данный список "Троеручицы". Кондаков замечает, что "икона в современном состоянии носит черты переписки XVI -XVII вв., но основное письмо и общий рисунок напоминают сербское письмо конца XIV века".
     После раскола русской Церкви культ Богородицы - Троеручицы сохранился как в среде ревнителей старой веры, так и в официальной Церкви. "Энциклопедия православной святости" говорит, что в 1661 г. список с Хиландарскои иконы "Троеручицы" был преподнесен в дар патриарху Никону. И сегодня "один из чтимых образов "Троеручицы" <...> находится в Успенском Соборе на Таганке". Энциклопедия воспроизводит, в качестве иллюстрации, московскую икону "Троеручицы" XIX в., которая является списком Хиландарскои иконы с изображением в левом нижнем углу обетного слепка кисти правой руки.
     История распространения иконы "Троеручицы" в России знает не только периоды признания, но и отрицания подобных изображений. Произойдет это в среде государственной Церкви в XVIII в. (в старообрядческой среде подобное не наблюдалось). Отрицание иконы "Троеручицы" было связано с борьбой Синода с так называемым "народным богословием". Указами Синода от 6 апреля и 21 мая 1722 года "запрещался целый ряд икон, "противных" естеству, истории и самой истине. <...> К образам, "противных естеству", причислили икону мученика Христофора "с песьей головой" и икону Богоматери Троеручицы...".
     Правда, усилия Синода по запрещению иконного образа Троеручицы не достигли цели: расцвеченная народной фантазией, Богоматерь-Троеручица стала фактом не только религиозной православной (в том числе и старообрядческой) культуры, но и фольклорной. Об этом мы можем судить по публикациям в староверческом вестнике "Родная старина". Так, сдвоенный 5-й номер вестника в 1928 г. полностью посвящен иконописанию. Открывается журнальная книга перепечаткой "Поучения преподобного отца Иоанна Дамаскина о почитании икон",
пронизанного страстной полемикой с иконоборцами и призывающего их "возвысите ум <...> ко иконозрению и к писанного зрака видению". К утверждениям Иоанна Дамаскина обращался и постоянный автор "Родной старины", раюшский изограф из Эстонии Г. Е. Фролов в статье "Свв. Отцы об иконописании". Ссылка на Дамаскина, "нарочитому в богословии", имеется и в "Сказании, что есть Софией Премудрость Божия". Авторы "Родной старины" видели перекличку времен начального этапа распространения христианства с XX веком. "Теперь времена переменились, - констатирует один из них (В. П. Рябушинский - Э.М.). - Часто приходится слышать насмешки по адресу иконопочитателей. Маловеров поражает большое количество икон. "Почему у вас много Богородиц?"- говорят иные.
     Не понимают, что для нас Божия Матерь не призрак и не плод воображения, хотя бы и благочестивого и возвышенного; для нас Она не отвлечение и не символ, а источник Жизни Вечной.


Э.Б.МЕКШ


ЕВГЕНИЯ МАРКИЯНОВНА ГРИГОРЬЕВА


     Староверческий молодёжный хор Воскресение 1-й Даугавпилсской (Новостроенской) общины был создан решением Совета общины от 1 февраля 1997 г. При создании хора перед молодыми причетниками была поставлена задача, определившая их дальнейшую деятельность: собрать духовные стихи, сохранившиеся в памяти и в домашних песенниках у старообрядцев Даугавпилса и его окрестностей. Таким образом хористы должны были выступить в роли фольклорных собирателей и художественных реставраторов древних песнопений, бережного их сохранения и популяризации на певческих мероприятиях.
     У истоков хора Воскресение стоит замечательная женщина, старейшая прихожанка Новостроенского храма Рожества Богородицы и святителя Николы головщица правого клироса Евгения Маркияновна Григорьева (1920 г.р.).
     Евгения Маркияновна с 9 лет стала причетницею Новостроенского храма, где под руководством духовных наставников о. Григория Романова и о. Исаака Богданова изучала церковнославянскую грамоту и Богослужебный устав. В 30-е годы в довоенной Латвии, Евгения Маркияновна активно занималась в Даугавпилсском Кружке ревнителей русской старины, была участницей певческого коллектива, руководимого Аркадием Денисовичем Макеевым. В хоре было около 40 человек, возраст хористов в большинстве не превышал 20-ти лет. Григорьева хорошо помнит, как приезжал в довоенный Даугавпилс И.Н.Заволоко, который на Гривском старообрядческом кладбище слушал и записывал от нищих духовные стихи. Помнит она и то, как неоднократно ходила славить с хористами в дом семьи известного Двинского писателя А.И.Формакова. Участвовала она также и в похоронах матери Арсения Ивановича.
     Духовные песнопения сопровождали всю жизнь Евгении Маркияновны. В 20-30 гг. Стефан Родионович Кириллов, депутат III сейма Латвии, собирал на своей даче в Стропах детей малоимущих староверов. Одно лето вместе с сестрой отдыхала на даче Кириллова и Евгения Маркияновна. Когда девочки исполняли духовные песни, их приходил слушать и сам Стефан Родионович.
     Одним из запомнившихся моментов в жизни Григорьевой была поездка хористов в 1937 г. на 10-летний юбилей Рижского Кружка ревнителей старины, певческая программа которого ныне пополнила репертуар и Новостроенского хора.
     В 70-е годы Григорьева под руководством известного в Латвии знатока знаменного пения Филиппа Тимофеевича Куприянова обучилась солевому пению. Позднее в составе коллектива певчих общины Григорьева записывалась на памятную пластинку в честь 1000-летия Крещения Руси. Выступала она также с духовными концертами в Новосибирске, Москве, Санкт-Петербурге и в Польше. В 2002 г. Григорьева напела на компакт-диск три духовных стиха: Предание о Христе Спасителе, Крещение и Стих о Закхее. Обладая прекрасным голосом, хорошей памятью, владея знаменным пением, Евгения Маркияновна и по сей день является профессиональным консультантом по технике духовных песнопений.
     Духовные стихи хотя и называются стихами, однако не предназначены для чтения. Духовные стихи, как особого рода фольклорный жанр, живут только в певческом контексте, в тесной взаимосвязи слова и мелодии. Староверы сохранили древнюю запись духовных мелодий особыми нотами - крюками. Но не каждый человек разбирается в крюках, поэтому зачастую мелодию духовных стихов запоминали с голоса и передавали её из поколения в поколение. Репертуар хора Воскресение включает многие духовные стихи, напетые старейшей руководительницей хора Евгенией Маркияновной Григорьевой.


Э.Б.МЕКШ


СТИХИ И.Н.ЗАВОЛОК0 В "РОДНОЙ СТАРИНЕ"

***

Мне сладко слушать гул далекий
И жить отшельником в скиту,
Где нарушает немоту
Лишь крики острые сороки.

А там за цепью старых сосен,
Оградою окружена,
Свои кресты возносит в просинь Обитель, благости полна.

Но только здесь - под сосен шумы
Могу услышать наяву
Я глас Того, о Ком все думы,
Кому молюсь и Кем живу!

     Издание "Родной старины" было обозначено как "староверческий исторический вестник", поэтому весь изобразительный и литературный состав журнала подчинялся одной цели - познакомить читателей с историей древлеправославия. Отсюда идет и соответствующий отбор репродукций картин художников: "Утро стрелецкой казни", "Боярыня Морозова" В.И.Сурикова, "Святая Русь", "За Волгой" М.В. Нестерова, "Древний монастырь" А.М.Васнецова, "Юность Св.Сергия", "Святая пристань", "Молчание" Н.К.Рериха и др. Из произведений светских литераторов журнал опубликовал фрагменты из "Запечатленного ангела" Н.С.Лескова, "Записок из мертвого дома" Ф.М. Достоевского, романов Д.Л.Мордовцева "Великий раскол" и "Соловецкое сидение".
     Публиковал журнал и современных авторов: А.М.-Ремизова, Г.Д.Гребенщикова. Но больше всего журнал печатал стихотворные произведения: от классиков (Ф.Тютчев, А.Хомяков, А.Майков, А.К.Толстой, Константин Романов) до современников, живших в Прибалтике. Это Александр Ли (Рига), Арсений Формаков (Даугавпилс) и Г.Афанасьев (Ревель).Часть стихотворений подписана криптонимами СМ., А.К., Н., одно - безымянное. Стихов, подписанных Заволоко, нет. Но это еще ни о чем не говорит. Дело в том, что журнальные книги подготавливались самим Иваном Никифоровичем, им написаны многие статьи и очерки, которые он подписывал по-разному: то Иван Никифоров, то Староверец, то просто литерами С, Н., О., З-о., И.Н.З. Всматриваясь в литеры, стоящие после опубликованного стихотворения, замечаешь, что два из них подписаны как раз теми буквами, за которыми Заволоко скрывал свое авторство. В 4-м номере журнала напечатано стихотворение "Мне сладко слушать гул далекий...", подписанное двумя буквами "И.Н.", а в 10-м номере стихотворение "Когда в лазури бесконечной...", подписанное одной буквой "Н". Следовательно, эти два текста можно смело отнести к поэтическим опытам И.Н.Заволоко. Вот как они выглядят:

***

Когда в лазури бесконечной
Миры бесчетные блестят,
И мне о жизни чудной, вечной,
О беспредельном говорят.

Когда их дивное мерцанье
Являет благость бытия,
И в бесконечном мирозданье
 Познать Творца хотел бы я,-

Тогда, смотря на высь лазури,
Я возношусь к Тому душой,
Кто укрощает сердца бури,
В Ком счастье, радость и покой.

Тогда земное забываю
И, отрешившись от тревог,
Я чистым сердцем воспеваю: Благословен и славен - Бог.

     Оба стихотворения Заволоко являются образцами духовно-философской поэзии, в которых он ориентировался на оды М.В.Ломоносова ("Вечернее размышление о Божием Величие"), Г.Р.Державина ("Бог") и лирические произведения Н.А.Клюева ("Я был прекрасен и крылат" и "Лес"). В целом же, оба текста Заволоко восходят к древней традиции священнобезмолвия. Герой обоих стихотворений - отшельник, которому открывается при созерцании "выси лазури" духовные сокровища и высшие нравственные ценности.
     Таким образом, можно сказать, что замысел Заволоко - последовательно духовно просвещать читателей "вестника" - успешно реализовывался на всех уровнях: в исторических очерках, иллюстративном материале, художественной прозе, фольклорных текстах и в поэтической антологии, в состав которой вошли и стихотворные творения самого редактора "Родной старины".


Э.Б.МЕКШ


Сергей Есенин

Не вернусь я в отчий дом,
Вечно странствующий странник.
Об ушедшем над прудом
Пусть тоскует коноплянник.

Пусть неровные луга
Обо мне поют крапивой,-
Брызжет полночью дуга,
Колокольчик говорливый.

Высоко стоит луна,
Даже шапки не докинуть.
Песне тайна не дана,
Где ей жить и где погибнуть.

Но на склоне наших лет
В отчий дом ведут дороги.
Повезут глухие дроги
Полутруп, полускелет.

Ведь недаром с давних пор
Поговорка есть в народе:
Даже пес в хозяйский двор
Издыхать всегда приходит.

Ворочусь я в отчий дом
Жил и не жил бедный странник...
........................................
В синий вечер на прудом
Прослезится коноплянник.
 
<1925>



     В 2002 г. в сборнике «Literatūra un kultūra: process, mijiedarbība, problēmas. IV.» (Daugavpils)  Э.Б.Мекшем была опубликована статья «Мифопоэтическая система в контексте стихотворения С.А.Есенина „Где ты, где ты, отчий дом..."».
     И в марте - апреле, уже тяжело больным человеком, Э.Б.Мекш предложил для Кирилло-Мефодиевских чтений, которые должны были состояться 24 мая в Центре Русской культуры, («Не знаю как прочесть, а напишу!», - сказал он) тему доклада о «странствующем страннике» в контексте традиции русской классической литературы. В следующее мое посещение он даже показал мне пару страниц текста.
     Но, к сожалению, силы Эдуарда Брониславовича убывали. Доклад он написать не сумел. Но остался замысел. Последний его замысел...

И.В. Трофимов



Главный редактор: о. А.Жилко, редактор: О.Соколова, технический редактор: Э.Мекш
 Reģ.Nr. 00702455 Тел. 54-36453 LV-5404. Пушкина 16a.
Тираж 500 экз. Цена договорная.