"Каменная" Зоя

"Аргументы и факты" №6 за 2006 год (63) 

   «Весь город гудит как улей! Вы тут сидите, а там… Девушка застыла с иконой в руках, как вкопанная! Говорят, её Бог наказал!» - доктор Анна задыхалась от волнения.
 
   50 лет назад в Самаре случилось нечто - 18-летняя девушка Зоя внезапно окаменела, «танцуя с иконой Николая Угодника». Удивительно, но эта история будоражит многих и сегодня, неся за собой шлейф вопросов, самый простой из которых: это быль или небыль? Самый сложный из них: в чём высший смысл «ужасающих и таинственных происшествий»?
 
     Иглы шприцев в тело не входили 

   О ТОМ, что факт окаменения девушки был, есть свидетельства очевидцев тех дней, документы партийных заседаний. «Это не сказка, а быль с бесконечным продолжением, - говорит Антон Жоголев, редактор самарской православной газеты «Благовест», автор книги о Зое, который в течение многих лет занимался «расследованием» этого случая. - Есть свидетели, некоторые живы до сих пор. А уже сюжет люди достроили на интуиции». 
   Итак, исходя из сюжета, это чрезвычайное и загадочное событие произошло 31 декабря 1956 года в доме 84 по улице Чкалова. В нём жила обычная женщина Клавдия Болонкина, сын которой надумал пригласить в новогоднюю ночь своих друзей. Среди приглашённых была девушка Зоя, с которой Николай незадолго до этого начал встречаться. 
   ...Все подруги - с кавалерами, а Зоя всё сидела одна, Коля задерживался. Когда начались танцы, она заявила: «Если нет моего Николая, буду с Николой Угодником танцевать!» И направилась к углу, где висели иконы. Друзья ужаснулись: «Зоя, это грех», но она сказала: «Если есть Бог, пусть он меня накажет!» Взяла икону, прижала к груди. Вошла в круг танцующих и вдруг застыла, словно вросла в пол. Её невозможно было сдвинуть с места, а икону нельзя было взять из рук - она будто приклеилась намертво. Внешних признаков жизни девушка не подавала. Но в области сердца был слышен едва уловимый стук. 
   Врач «скорой» Анна пыталась оживить Зою. Родная сестра Анны, Нина Павловна Калашникова, и сейчас жива, мне удалось с ней поговорить. 
   - Она прибежала домой взбудораженная. И хотя милиция взяла с неё подписку о неразглашении, всё рассказала. И о том, как она пробовала делать девушке уколы, но это оказалось невозможно. Тело Зои было таким твёрдым, что иглы шприцев в него не входили, ломались... 
   О происшествии немедленно стало известно правоохранительным органам Самары. Так как это было связано с религией, делу дали статус чрезвычайного, к дому отправили наряд милиции, чтобы не пускать внутрь зевак. Волноваться было о чём. К третьему дню стояния Зои все улицы рядом с домом были запружены тысячами людей. Девушку прозвали «Зоя каменная». 
   В дом к «каменной Зое» всё же пришлось приглашать священнослужителей, ибо приближаться к ней, держащей икону, милиционеры боялись. Но никому из батюшек не удавалось что-то изменить, пока не пришёл иеромонах Серафим (Полоз). Говорят, он был настолько светел душой и добр, что даже обладал даром предсказания. Он и смог забрать икону из застывших рук Зои, после чего предрёк, что её «стояние» закончится в день Пасхи. Так оно и вышло. Говорят, что Полоза после этого власти просили отказаться от причастности к делу Зои, но он отверг предложение. Тогда ему сфабриковали статью о мужеложстве и отправили отбывать срок. После освобождения в Самару он не вернулся...
 
     128 дней без еды и воды
 
   КАК гласят народные рассказы, телом Зоя ожила, но рассудок её уже не был прежним. В первые дни она всё кричала: «В грехах земля погибает! Молитесь, веруйте!» С научной и медицинской точки зрения трудно представить, как организм молодой девушки мог продержаться 128 дней без еды и воды. Столичные учёные, приезжавшие в ту пору в Самару ради такого сверхъестественного случая, так и не смогли определить «диагноз», который поначалу приняли за некий вид столбняка.  
   ...Как оказалось, случай с Зоей - не единственный. Например, в деревне Зуевка под Тольятти до недавнего времени жила Марина Ильинична Курбатова, с которой в 1932 году, когда ей было 15 лет, случилось нечто похожее, и она всю жизнь потом об этом помнила. Застыла она в огороде и пробыла в окаменении почти полгода, после чего прожила всю жизнь вместе с сестрой, страдая небольшим расстройством рассудка. С ней и её сестрой встречалась Татьяна Трубина, соавтор Жоголева по книге. 
    ...Дом, где всё случилось, стоит до сих пор и стал местом паломничества для любопытствующих со всей страны. Хозяйка его давно продала. Может, конечно, совпадение какое, но снимает этот дом парень по имени... Николай, который, расплываясь в пьяной улыбке, рассказал, что и сына своего Колькой назвал - в честь Николая Чудотворца. В скором времени дом должны снести, а на его месте Самарская епархия собралась возводить небольшую часовню. 
   После случая с Зоей, как свидетельствуют её современники, народ массово потянулся в церкви и храмы. Люди скупали кресты, свечи, иконы. Кто не был крещён, крестился... Только ведь известно: от испуга изменение в сознании и сердце наступает в исключительных случаях. Как правило, «хорошим» человек становится лишь на время. Чтобы глубоко прочувствовать суть всего духовного и настоящего, раскрыть сердце добру и любви, требуется работа души. И религиозные, как и любые внешние атрибуты тут ни при чём.  
   Поэтому, говорим мы о Зое или о каком другом персонаже, с которым случилось что-то из ряда вон, вопрос напрашивается следующий: почему нам, для того чтобы обрести веру, обратить внимание на себя, свои поступки, собственную жизнь, требуются драмы, трагедии или чудеса и мистика? Пока гром не грянет, мужик не перекрестится?
 
     Комментарий священника Иоанна ГОРЮНОВА:
 
   - Болезнь, недуг, пусть даже из ряда вон выходящий, или несчастье какое - это вразумление Божье. Чаще всего случившееся - закономерное следствие греховного поведения. Это призыв задуматься о том, что в нашей жизни не так. 

Ольга РЯБИНИНА
"Аргументы и факты", 9 августа 2006 г.



 

Архив телепередач «Лицом к храму» и «Дорога к храму» на телеканалах «Сатурн» в г. Мелеузе и «СТВ» в г. Стерлитамаке

Составитель текста: диакон Вадим Гупало

Последнее обновление: 13.12.2004

СТОЯНИЕ ЗОИ. ОКАМЕНЕВШАЯ ДЕВУШКА

   Здравствуйте, уважаемые телезрители!

   В середине 50-х годов в простой советской семье в Самаре, тогдашнем Куйбышеве, случилось чудо, рассказы о котором быстро разлетелись по российским городам, временно носящим не менее странные названия, чем Куйбышев. Это было время, когда вновь начинались гонения на Церковь, и Господь показал этим чудом хулителям икон, хулителям Церкви, что за это неминуемо будет расплата.


   Эта история случилась Рождественским постом зимой накануне нового 1956 года в одном из небольших деревянных домов на Чкаловской улице. Молоденькая работница трубочного завода Зоя справляла новогоднюю вечеринку в кругу своих друзей. Запаздывал ее жених по имени Николай, но его не стали ждать. Молодежь веселилась. Было вино, танцы. Танцевали, разбившись по парам, а жениха Зои все не было.
   Девушка сначала грустно сидела в уголке, а потом вдруг кинулась к божнице и сняла с нее старинный образ святого Николая Чудотворца. «Мой не пришел, буду с ним вот танцевать», — хохоча, воскликнула Зоя.
   Все бросились отговаривать ее: что это, мол, грех. На что девушка сказала: "Если Бог есть, пусть меня накажет", — и кинулась в круговую, держа Николая Угодника как кавалера. Прошла два круга и, к ужасу собравшихся, окаменела с иконой в руках. Веселье обратилось в ужас. Все в страхе выбежали из комнаты. Одна Зоя осталась стоять с иконой святителя, прижав ее к груди, — окаменевшая, холодная, как мрамор.
   Никакие усилия прибывших врачей не могли привести ее в себя. Настоятель Софийской церкви в Самаре священник Виталий Калашников рассказывает, что тетка его матери - Анна Павловна Калашникова - в 1956 году работала в Куйбышеве врачом "скорой помощи", и именно она пыталась сделать Зое укол, но игла гнулась и не входила в тело.
   Хотели взять девушку в больницу для наблюдения, но не могли сдвинуть ее с места: ее ноги были как бы прикованы к полу. Но сердце билось — Зоя жила. С этого времени она не могла ни пить, ни есть.
   Сотни людей со всей Самары и соседних деревень стали приходить к дому на улице Чкалова. Но скоро по распоряжению властей помещение было закрыто для посетителей. В нем дежурили посменно два милиционера, а около дома было выставлено оцепление конной милиции.
   В фильме «Стояние Зои», показанном недавно на самарском телеканале «Терра», старенькая пенсионерка Анна Федотова рассказывает, как она шла за милиционером, дежурившим в том доме. И на ее неотступный вопрос: «Стоит ли кто? А если не стоит, тогда почему не пускают и окна забиты?» - он снял фуражку, под которой были седые волосы: «Видите, а мне только 28 лет!»
  О всем случившемся известили Патриарха и просили его помолиться о помиловании Зои. Патриарх ответил: «Кто наказал, Тот и помилует».
   Когда толпа паломников стала насчитывать ежедневно тысячу человек, уполномоченный по делам религии Алексеев позвонил Епископу Самарскому Иерониму и настоятельно попросил объявить с церковного амвона верующим, что никакой окаменевшей девушки нет, чтобы верующие разошлись. Как рассказывает бывший секретарь епархиального управления Андрей Савин, Владыка Иероним ответил так: «Хорошо, я объявлю, только разрешите, я сам туда схожу, посмотрю». Через два дня позвонили - с тем, что не надо объявлять и не надо ходить.
   Через несколько дней в Куйбышеве была собрана XIII областная партийная конференция. Первый секретарь обкома КПСС товарищ Ефремов получил около 20 записок от делегатов с просьбой подтвердить или опровергнуть слухи о Зое каменной.
   «Да, произошло такое чудо – позорное для нас, коммунистов, руководителей парторганов...», – ответил Ефремов и стал ругать милицию, которая вместо того, чтобы по-тихому все искоренить, пустила в ход конные наряды.
   В тот 1956 год в области на Страстную неделю перед Пасхой не было слышно обычных песен, замолчали гармошки, люди потянулись на исповедь. В колхозе «Победа» перед Пасхой был сорван показ кинофильма. Никто на него просто не пришел.
   Если в 1954 году в Куйбышеве было прочитано 832 атеистических лекции, то за первый квартал 1956 года их начитали более 2000. Но пока лекторы мотались по заводским и сельским клубам, народ валом валил в сохранившиеся храмы.
   Сведения, естественно, дошли до Москвы, скандал разгорался страшный. Требовалась по-настоящему крупная провокация, чтобы сорвать, как тогда выражались, «происки поповщины». С поисками кандидата в жертвы помогло следующее обстоятельство.
   В самом начале истории с Зоей, священники, приглашенные матерью, пытались взять из окаменевших рук Зои икону святителя Николая. Надеялись, что возвращение образа в красный угол сможет вернуть девушке жизнь. Но они не могли этого сделать.
   В праздник Рождества Христова приехал иеромонах Серафим (Полоз), отслужил водосвятный молебен и освятил всю комнату. После этого он сумел взять икону из рук Зои и возвратил его на прежнее место. Он сказал: «Теперь надо ждать знамения в Великий день (то есть на Пасху)! Если же оно не последует, недалек конец мира». С этого и начались мучения батюшки.
   Так как имя отца Серафима (Полоза) стало широко известно верующим, по нему и решили ударить. Посадить за веру означало сделать из него мученика. Требовалось иное решение. Чтобы изгладить память о чуде с Зоей, его обвинили в мужеложстве... Это была самая изощренная форма преследования. Человек не просто устранялся, само имя его и все, что стояло за ним, смешивалось с грязью. Прием этот был настолько мерзок, что КГБ применяло его лишь в исключительных случаях, когда ставки были слишком высоки.
   Найти клеветников-свидетелей было несложно. Этот порок – гомосексуализм – был в СССР уголовно наказуем, поэтому люди, подверженные этому, были на крючке у спецслужб и являлись первыми кандидатами в стукачи.
   Вскоре после стояния Зои над отцом Серафимом состоялся суд. Русская Церковь, Патриарх Алексий (Симанский) предельно четко выразили свое презрение к клевете на отца Серафима (Полоза), поставив его, после отбытия срока заключения, на единственный тогда приход в Коми в г. Сыктывкар. Батюшку здесь не просто уважали, а любили, плакали и радовались вместе с ним перед алтарем. Он умел так молиться, что никто не оставался рядом с ним холоден или равнодушен. Господь отер доброе лицо батюшки от плевков богоборцев.
   Возвращаясь к стоянию Зои, нельзя не сказать о том, что перед праздником Благовещения (в тот год оно было в субботу третьей недели Великого поста) приходил благообразный старец и просил допустить его к Зое. Но дежурные милиционеры отказали ему. Лишь в третий раз, в самый день Благовещения дежурные пропустили его. Охрана слышала, как он ласково сказал Зое: «Ну, что, устала стоять?» Прошло некоторое время, и когда дежурные милиционеры хотели выпустить старца, его там не оказалось. Все были убеждены, что это был сам святитель Николай.
   Зоя простояла 4 месяца (128 дней), до самой Пасхи, которая в том году была 6 мая по новому стилю. В ночь на Светлое Христово Воскресение Зоя стала особенно громко взывать: «Молитесь! Страшно, земля горит! Молитесь! Весь мир в грехах гибнет!»
   С этого времени она вдруг ожила. Ее уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем во грехах, о земле, горящей в беззакониях. На вопрос, кто же ее кормил в течение 128 дней, она ответила, что ее кормили голуби.
   Все случившееся настолько поразило живущих в городе Куйбышеве и его окрестностях, что множество людей, видя чудеса, слыша крики и просьбы молиться за людей, гибнущих во грехах, обратились к вере. Спешили в церковь с покаянием. Некрещеные крестились. Не носившие креста стали его носить. Обращение было так велико, что в церквах недоставало крестов для просящих. Со страхом и слезами молился народ о прощении грехов, повторяя слова Зои: «Страшно, земля горит, в грехах погибаем. Молитесь! Люди в беззакониях гибнут».
   Советская печать не смогла умолчать об этом происшествии: отвечая на письма в редакцию, некий ученый подтвердил, что, действительно, событие с Зоей не выдумка, однако представляет собой случай столбняка, еще не известный науке.
   Однако этот ученый умолчал о том, что, во-первых, при столбняке не бывает такой каменной жесткости и врачи всегда могут сделать укол больному; а во-вторых, при столбняке можно переносить больного с места на место и он лежит, а ведь Зоя стояла, и стояла столько, сколько не по силам простоять даже и здоровому человеку, и притом ее не могли сдвинуть с места; и, в-третьих, столбняк сам по себе не обращает человека к Богу и не дает откровений свыше, а при Зое не только тысячи человек обратились к вере в Бога, но и веру свою явили делами: крестились и стали жить по-христиански. Ясно, что не столбняк был тому причиной, а действие Самого Бога, Который чудесами утверждает веру, дабы избавить людей от грехов и от наказания за грехи.
   Архивные материалы о "стоянии Зои", хранившиеся под грифом "секретно", утрачены во время недавнего разрушительного и жуткого пожара в здании самарского МВД. Сейчас в Самарской епархии создана специальная комиссия, призванная собрать материальные свидетельства чуда «стояния Зои» и увековечить память об этом событии.
   По словам секретаря Самарского епархиального управления протоиерея Виктора Ушатова, комиссии поручено установить дальнейший жизненный путь Зои. Существуют две версии её судьбы: согласно первой, девушку поместили в психиатрическую больницу, а по второй, она умерла вскоре после того, как отошла от окаменения. Также исследователям поставлена задача найти икону свт. Николая Чудотворца, которую Зоя держала в руках. По результатам расследования будет издана книга.
   Пока же под угрозой исчезновения находится главное свидетельство чуда стояния Зои – это дом на ул. Чкалова 84, где следы её пребывания хранит пол. Половицы вокруг девушки пытались вырубить топором, чтобы сдвинуть её с места. Администрация города выделила земельный участок строительной компании под застройку. Самарская епархия просит передать участок Церкви или вернуть в муниципальную собственность, чтобы в дальнейшем там можно было возвести часовню или устроить в доме музей.
   До свидания, всего вам доброго и храни вас Бог.

Примечание посетителя:


СТОЯНИЕ ЗОИ

Чудеса рядом с нами,
Но о них не все знают…
Люди, люди, вы все Божьи твари!

И сегодня хочу я
Рассказать вам о чуде,
Что случилось однажды в Самаре.

Это было навроде
В пятьдесят шестом годе…
Молодая работница Зоя,

Как велось, по старинке
Собрала вечеринку.
Пришли гости: по двое, по трое.

Вот и все, кого звали
И уже танцевали,
Стали петь, кто-то обнял кого-то…

То мазурка, то полька
Веселились, вот только
Жениха Зои не было что-то.

Зое стало досадно.
Говорит: - Ну и ладно,
Видно милый нашёл ты другую…

Вдруг икону хватает
Святителя Николая:
- Я вот с Колей сейчас потанцую!

И отплясывать стала…
Только вдруг засверкало.
Вихрь пронёсся, вокруг зашумело…

Гости в страхе метнулись,
А обратно вернулись,
Видят: - Зоя-то окаменела!

Тут пришла мать из церкви
И в глазах всё померкло:
- Дочь пред нею стоит неживая.

Мама ниц опустилась
И слезами залилась,
К Всемогущему Богу взывая.

Власти тут же прознали
И гостей разогнали.
Бдит милиция около дома,

Словно чёрная стая.
И ступить не пускает
На порог ни друзей, ни знакомых.

Долго Зоя стояла
Статуей среди зала
Если дни счесть, то сто двадцать восемь,

Но однажды очнулась,
С того света вернулась,
То Святитель простил её просто.

Ещё раньше явился
К ней святой, иль приснился?
Спрашивал: - Что, стоять-то устала?

Ничего, не опасно.
Оживёшь ты на Пасху.
Так сказал и виденье пропало.

Под влиянием чуда
Шёл народ отовсюду
И твердил: - С нами крёстная сила!

Столько стали молиться,
В Божьих храмах креститься,
Что нательных крестов не хватило.

Так Господь обратил их,
Показал свою силу,
Чуждые повергая устои.

Дни и годы проходят,
А то чудо в народе
Называют: - Стояние Зои.

 

Василий Гожев e-mail: govorun@udm.net