Древлеправославная Поморская Церковь Латвии

   В 2011 году Древлеправославная Поморская Церковь Латвии (ДПЦЛ) отметила 350 лет своего существования. Надо понимать правильно: здесь речь не идёт о том, что какая-то новая, не известная до сих пор религиозная организация как духовное объединение верующих христиан начала свою духовную деятельность. Русские люди на нынешней территории Латвии, в том числе и в Риге, в т. н. «русской деревне» жили, молились и трудились уже в XII веке. Как свидетельствуют летописные сведения, в той же Риге имелась церковь во имя святителя Николы, и с русской православной верой местное население было знакомо. Об этом более чем подробно можно узнать, например, листая страницы журнала «Родная старина», где размещены материалы известного исследователя Староверия Прибалтики А.. И. Воловича.
   У нас речь идёт о том историческом периоде, когда в России, во второй половине XVII века, в Русской Церкви насильственным образом проводились реформы, и реформаторы старались подогнать всю Церковь, как сказали бы сегодня, под иные, иноземные, в данном случае, греческие стандарты.
   Против тех русских людей, которые реформы не приняли, были применены репрессии и гонения. Сюда были включены: поражение в правах, физические наказания, нанесение увечий и тюремные заключения, смертная казнь.
   Гонения были настолько жестокими, что русские люди бросали родные места, всё нажитое и, в массовом порядке, прихватив с собой нехитрый скарб, но обязательно – родовые иконы и книги, из центральных областей России: Московской, Новгородской, Псковской и других бежали на её окраины, сохраняясь, прежде всего, в Старой Вере. И здесь важно отметить, что бежали не просто абстрактно куда-то, но бежали в конкретном адресном направлении, точно зная, что туда, куда они перемещаются, репрессий за вероисповедание против них применены не будут. В основном, перемещение и оседлость происходила в тех местах, где уже ранее, даже в X I V веке, проживало ранее переместившееся русское население.
   В самой глубине веков на побережье Балтийского моря существовала балтославянская религиозная и языковая общность. В Ерсике, Кокнесе, Талаве были русско-латышские княжества, где и латышская знать исповедовало древнюю православную веру и посещали русские древлеправославные храмы.
   И нет абсолютно ничего предосудительного в том, как пишет известный исследователь Староверия И.Н. Заволоко, что «к русским поселенцам сочувственно относился курземский герцог Якоб», предоставляя им беспрепятственно «править службу по древлеправославному чину».
   Литературный памятник – «Дегутский Летописец» свидетельствует о том, что 1677 году на территорию Речи Посполитой (Польша), в местечко Лигинишки, «в 6 поприщах от города Динабурга», в Божий храм, сооружённый в 1660 году, конечно же, русскими, православными, прибыл из Московии священник старого – благодатного - рукоположения Терентий с сыном Антонием (по другим источникам - Афанасием) «<…>отъ владыкъ Великороссiйскiя церкве бяше вельми угнетаемый и немогiй терпети онаго оскорбления<…>». В этом же исторически значимом святом храме священник Терентий проводил Богослужения по старому, правильному, чину. А после его отхода в мир иной, Богослужение, но уже в качестве духовного настоятеля, продолжил его сын.
   Следующий храм был построен в Илуксте. А затем они стали возводиться по всей современной Латгалии и Латвии. В 1760 году в Риге, при существующей богадельне был основан молитвенный дом, положивший начало Рижской Гребенщиковской староверской общине.
   Нам, хранителям, защитникам и исповедникам Старой Веры, следует считать указанную дату – 1660 год - начальной датой действия Древлеправославной Церкви в Латвии. Ибо именно на территории исторически существовавшей Речи Посполитой в 1918 году было образовано Латвийское государство.
   Определились мы и с на названием - Древлеправославная Поморская Церковь. Сие название соответствует внутреннему духовному содержанию и деянию вероисповедания в Самой Церкви. Название – православный у нас насильно похитили, и мы в своей среде этот термин в прямом смысле употреблять не можем, чтобы не создать ассоциации с нашими обидчиками, не запутаться самим и не запутать других. Употреблять термин – православный – мы можем только в историческом контексте, говоря о когда-то существовавшим древлем благочестии Вселенской Христовой Церкви. Термин - Поморская – содержит в себе духовный смысл преемственности исповедания веры от поморских иноков Соловецкого монастыря, до смерти пострадавших за исповедание Старой веры. Хранение устоев Старой Веры перешло к Выговскому монастырю. Оттуда и взят к употреблению Богослужебный Церковный Устав, предусматривающий, в том числе и совершение Богослужения без поповского (священнического чина). Самое главное - у нас осталась истинная Вера, и, говоря о 350-летии её существования в Латвии, мы по существу говорим о начале нового этапа догматической защиты Старой Веры на конкретной территории, в определённом историческом отрезке времени.
   Итак, нашими предками была сохранена именно вера, та вера, которую исповедовал святой равноапостольный князь Владимир, в 988 году крестивший Киевскую Русь. Суть догматов веры наши предки никогда не меняли. Не меняем их и мы.
  
Древлеправославная Поморская Церковь со времени крещения Киевской Руси:
  - никогда не изменяла текст Символа Веры;
  - не изменяла написание имени Icуса Христа;
  - до сегодняшнего дня употребляет исключительно лишь истинное погружательное крещение, следуя 50-му Правилу Святых апостолов;
  - не изменяла текст молитвы при совершении таинства крещения;
  - никогда не переменяла форму сложения перстов для крестного знамения;
  - никогда при каждении и при крестном ходе не ходила против солнца;
  - не изменяла текст молитвы Святому Духу - Царю Небесныи;
  - в молитвословии не изменяла молитву Аллилуiя;
  - в молитвах для поклонения всегда употребляла восьмиконечный Крест;
  - до сегодняшнего дня сохранила древний, византийский, как подлинно духовный стиль иконописания;
  - до сегодняшнего дня сохранила знаменный, унисонный церковный распев.

  
Такое духовное положение Древлеправославной Церкви было закреплено решением Церковного Собора, бывшем в пределах Курженского монастыря. Его заседания в 1656 году организовали наши предки – «остатки древляго благочестия», гонимые за религиозные убеждения.
   Что же касается современного положения Древлеправославной Поморской Церкви в Латвии, необходимо, в первую очередь сказать, что количество староверов в республике составляют не менее 70 000 человек. Все они объединены в 71 общину, каждая из них в хозяйственном плане действует автономно. Но все общины соблюдают церковные канонические и святоотеческие правила. Высшим органом церковного управления является Собор (или Съезд) Церковного собрания. ДПЦЛ считается духовным центром всех староверов Латвии.
   На Соборе, при его созыве, как правило, рассматриваются назревшие духовные вопросы. На Съезде, при его созыве, преимущественно рассматриваются организационные вопросы.
   Центральный Совет (ЦС) возобновил свою деятельность 28 марта 1991 года, решением за № 361 в соответствии с законом «О религиозных организациях», принятом Верховным Советом ЛР 11 сентября 1990 года. ЦС имеет право юридического лица, и он является прямым правопреемником в Латвии «Закона о староверских общинах» от 14 февраля 1935 года.
   Временное Положение о ЦС ДПЦЛ было принято на Учредительном Съезде староверских общин ЛР 6 февраля 1989 года в Риге, и было зарегистрировано, как уже говорилось, 28 марта 1991 года.
   Ныне действующий Устав ДПЦЛ был принят на Новостроенском Соборе в г. Даугавпилсе 25-26 июля 2006 года. Согласно Уставу, Центральный Совет стал составной структурной частью внутри ДПЦЛ. Такой же структурной частью стала и Духовная Комиссия (ДК) ДПЦЛ. В состав ЦС входят 17 человек, причём 7 из них должны быть духовными наставниками, или и.о. духовных наставников. Подстраховывают деятельность ЦС 4 кандидата. В состав ДК входят 9 человек, - причём только канонически правильно благословлённые духовные наставники. Подстраховывают деятельность ДК З кандидата.
   В первоочередную задачу ЦС входят разработка и внедрение религиозных духовных мероприятий, а также – внутреннее и внешне внешнее представительство ДПЦЛ. В задачу ДК входит контроль за внутренней дисциплиной духовных наставников, их помощников и заместителей, а, также – за дисциплиной причетников.
   Материальную часть и финансовое положение проверяет Ревизионная Комиссия (РК), состоящая из 3 человек и её деятельность подстраховывает 1 кандидат. При ЦС постоянно работает внештатный бухгалтер.
   Сейчас председателем Центрального Совета является о. Алексий Жилко, духовный наставник и председатель Совета I-ой Даугавпилсской староверской общины. Председателем Духовной Комиссии является о. Никанор Зубков, духовный наставник и председатель Совета Гривской староверской общины.
   При Центральном Совете ДПЦЛ действуют и по мере сил и возможностей работают следующие Комиссии:
  юридическая – по мере необходимости обеспечивает защиту интересов ДПЦЛ в отношениях со светскими властями;
  по возврату собственности - непрерывно работает по восстановлению и обустройству собственности ДПЦЛ, его недвижимого имущества;
  издательская - постоянно занимается издательством духовной литературы;
  по делам молодёжи - регулярно работает с детьми, подростками и юношами, организует Воскресные школы, летние Христианские лагеря отдыха и паломнические поездки.

   После Собора 2010 года, вместо Комиссии по содействию с научными и общественными кругами, реально работает пресс-секретарь ЦС ДПЦЛ. В круг его обязанности входит знакомить широкие круги общественности и СМИ с последними событиями, происходящими внутри ДПЦЛ.
   В последнее время, в связи с участившимся случаях массового воровства и книг из наших сельских староверских общин, была создана Комиссия по розыску и возврату похищенной церковной собственности. Практика жизни показывает, что почти никогда имущество, похищенное из староверских храмов, обратно не возвращается. Отсюда вопрос – кто даёт команду к грабежу церковного имущества, где и кого оно оседает. Дай Бог, на поприще работы именно этой Комиссии скорых и реальных результатов.
   На данный момент в состав религиозной организации ДПЦЛ не входят 6 общин, они действуют юридически автономно. Это: Рижская Гребенщиковская, Резекненская Кладбищенская, Нидеркунская, Войтишская, Елгавская и Калнциемская общины. Отношения ДПЦЛ с автономными общинами являются нормальными. Но автономные общины не могут входить в состав ЦС, ДК и РК ДПЦЛ, и таким образом, не могут прямым образом влиять на текущий ход событий внутри Церкви.
   Подавляющее большинство староверских общин находится в восточном регионе Латвии – Латгалии. Вне Латгалии действуют: две общины в Риге, по одной общине в Елгаве, Калнциемсе, Лиепае, Айзкраукле, Вентспилсе, Юрмале и в местечке Нейвакенах, под городом Талсы. Одна община, в Римшах, действует как старопоморская (безбрачного, федосеевского) согласия. С этой общиной у ДПЦЛ никаких отношений никогда не имелось и не имеется.
   Упомянутые общины духовно окормляют 20 канонически правильно благословлённых духовных наставников, 9 исполняющих обязанности духовных наставников и 2 уставщицы. В подавляющем большинстве настоятелей - молодые люди, которые за последние годы весьма существенно духовно выросли, и которые серьёзно относятся к полученному им ответственному делу. Многие из них владеют искусством знаменного пения. Имеется резерв на должности благословения новых духовных наставников. И резерв этот, слава Богу , бывает востребован.
    В таких городах Латвии, как: Риге, Резекне, Даугавпилсе, Екабпилсе, Елгаве, Прейли, Ливаны, Краславе, Виляны, Лудзе - духовная жизнь развита на достаточно высоком уровне. Здесь духовные наставники служат постоянно, некоторые из них состоят в штате своих общин. В храмах регулярно совершаются соборные Богослужения и требы. Совершается чин бракосочетания с юридическими последствиями, чин крещения младенцев (и взрослых, по их волеизъявлению), чин погребения умерших.
   Несколько иная картина, к сожалению, вырисовывается в целом ряде сельских староверских общин. Из-за малого количества сельских жителей в Латвии в целом, духовная жизнь в этих общинах имеет невысокий потенциальный уровень. А такие общины, как: Айзкраукленская, Вентспилская, Найвакенская – ещё слабы в религиозном развитии, и нуждаются в постоянной духовной опеке.
   Печально говорить, но большую часть из отпущенного Богом последнего два десятилетия жизни при национально-демократическом строе в Латвии, староверы были вынуждены тратить свой потенциал без особо полезного КПД: вести междоусобицу, отстаивать права в судебных инстанциях.
   И всё же, за этот период времени не прекращалось развитие духовной жизни внутри Христовой Церкви. В результате чего:
    
· 18 июля 1995 года был созван Вселатвийский I Гривский Собор. На Соборе были рассмотрены самые актуальные и животрепещущие вопросы по состоянию Церкви. Был отлучён от общей молитвы главный вероотступник. На Соборе был принят Устав Церкви. Власти, по целому ряду соображений, не признали Собор легитимным, но в отношении принятого Устава возразить по существу не могли.
    
· 4 сентября 2001 года удалось созвать Гайковский съезд (примирительный), на котором была принята Резолюция, осуждающая вероотступников; официально были объявлены недействительными подписанные ими документы. Главное – был положен начал примирения враждующих сторон.
    
· 16 мая 2005 года был проведён Новостроенский Съезд, на котором решительным образом был положен конец вольностям прежнего руководства и был переизбран состав Центрального Совета и Духовной Комиссии. Там же был принят Типовой устав для староверских общин Латвии;
    
· 24-25 июля 2006 года был проведён Новостроенский Собор, где было принято 5 постановлений: «О снятии отлучения», «О вероотступничестве В. Волкова», «О единстве ДПЦЛ», «О вмешательстве во внутренние дела ДПЦЛ», «Об училище РГСО». Там же произошло историческое событие – принят Устав ДПЦЛ, путь к которому растянулся на долгих 11 лет; по существу вторично был принят тот же Гривский Устав, только переработанный по отдельным статьям, взирая на сегодняшнюю потребность духовной жизни;
    
· 19 ноября 2007 года был проведён Гривский Съезд, где к принятому в 2006 году Уставу ДПЦЛ были приняты дополнения о признании Закона о ДПЦЛ, который юридически вступил в силу 1 мая 2008 года. К Уставу ДПЦЛ был добавлен раздел «ДПЦЛ и духовное образование». Также были приняты 2 резолюции: «Резолюция Гривского Съезда ДПЦЛ» и «О наименовании в Древлеправославной Поморской Церкви Латвии (ДПЦЛ)»;
    
· 16 ноября 2009 года в помещении молитвенного храма Воскресения Христова, Рожества Богородицы и святителя Николы I-ой Даугавпилсской староверской общины состоялось Торжественное совместное заседание ЦС и ДК ДПЦЛ, посвящённое 20-летию восстановлению деятельности Духовного центра староверов Латвии. На заседании была принята специальная «Резолюция»;
    
· 19 июля 2010 года был проведён Вселатвийский II Гривский Собор, где сроком на 5 лет было переизбрано руководство ДПЦЛ, были приняты поправки к Уставу ДПЦЛ, а также приняты следующие резолюции: «Резолюция о 350-летии ДПЦЛ», «О защите родного русского языка», «О положении ДПЦ в РФ» и - «О памятной дате Торжества Древлеправославия в Латвии».

  
Все итоговые документы этих высоких Церковных собраний опубликованы в печати и в церковной жизни они реально работают.
   К сожалению, мы имеем факты, когда из года в год численность староверов, проживающих в Латвии, в официальных отчётах со стороны Министерства Юстиции ЛР умышленно занижается. Кто-то из госчиновников крайне заинтересован в том, чтобы количество староверов в Латвии было незначительным. Для них, видимо, так удобнее.
   Второй серьёзной проблемой является вопрос о применении в ЛР русского языка. По существующему латвийскому законодательству русский язык здесь является иностранным. Для нас, староверов, это унизительно. В Латвии мы из поколения в поколение живём уже, как было отмечено, 350 лет, являемся основными жителями ЛР и являемся такими же хозяевами у себя дома, как и титульная (латышская) нация. А по применению родного русского языка – мы иностранцы, и не можем иметь равноправного отношения с титульной нацией. Она не признаёт нас своими.
   Но, в противовес, необходимо сказать также и о том, что за последние годы ДПЦЛ накопила достаточно весомый капитал опыта общественных отношений. Целый ряд известнейших в Латвии староверов продолжительное время, как в Сейме, так и на местном уровне самоуправлений избираются и работают в качестве депутатов. И нам, церковнослужителям, радостно, что они не скрывают своей конфессиональной принадлежности. А это, в свою очередь, придаёт солидность всему Староверию, и мы может более открыто информировать широкие слои общественности с нашими взглядами на те или иные вопросы. Или, говоря иначе, мы можем именно популяризировать Староверие.
   Так, на официальном сайте ДПЦЛ
www.staroverec.lv мы поместили наше разъяснение вопроса купания на праздник Богоявления. Оно в принципе отличается от взглядов на этот предмет других конфессий.
   На последнем совместном заседании ЦС и ДК ДПЦЛ обсуждался вопрос и о фальсификации т.н. «благодатного огня», якобы сходящего в Иерусалиме на праздник Пасхи. Обличительные материалы по иерусалимскому огню также в скором времени будут размещены на сайте.
   Группа староверов подписала и направила письмо в Сейм, парламент ЛР, в защиту русского языка. Ответ оттуда поступил, как и ожидали, растерянный и пока не утешительный. Но у нас есть время, оно работает на нас, и все аспекты вопроса защиты русского языка постоянно будут находиться в поле зрения ДПЦЛ. Это, прежде всего, делается для наших потомков. Ведь они, живя после нас, и исследуя наши деяния в историческом плане, могут спросить: а всё ли Вы, наши предки, в своё время сделали от Вас зависящее по защите родного языка, чтобы нам облегчить положение, как в быту, так и в общественных отношениях? И нам радостно отметить, что наши взгляды на повышение статуса русского языка разделяют немало латышей.
   В качестве негатива можно отметить участившееся за последнее время ограбление сельских храмов. ЦС, а также активисты общин на местах делают всё, чтобы задержать и изобличить грабителей. Это не простая задача. И здесь надо полагаться на Божию помощь и милость.
   Нельзя не сказать, что очень успешно, под руководством опытного учёного Николы Тимофеевича Иванова, развивается практическая деятельность Гребенщиковского Духовного Училища (ГДУ) Сегодня основано и юридически оформлено староверское сообщество «Гильдия» (президент – Александр Иванович Иванов), под эгидой которого для совместных согласованных действий планируется объединить как можно больше предпринимателей – староверов. Богатейший материал о работе ГДУ и «Гильдии» постоянно размещается на указанном выше сайте.
   Активно работает Издательский отдел ДПЦЛ. Благодаря толково поставленной организационной работе редактора этого отдела – Илариона Ивановича Иванова - за последнее время в свет вышло довольно солидное количество качественно исполненных и богато иллюстрированных духовных изданий, крайне необходимые верующим христианам.
   За последнее время из состава молодёжи был организован хор исполнения духовных стихов «Воскресение». А из состава настоятелей и головщиков, для широкого ознакомления со знаменным (наонным) церковным распевом был организован хор «Унисон» (головщик – о. Никола Логинович Васильев). Оба хора довольно часто в разных городах Европы выступают на духовных вечерах, имеют звания лауреатов.
   Уделяется должное внимание работы с подрастающим поколением. В целом ряде общин работают Воскресные школы, как для детей, так и для взрослых. Постоянно проводятся летние молодёжные Христианские лагеря.
   Широко, многогранно, богато духовно, с привлечением гостей «со всех волостей» и СМИ проводятся торжественные юбилеи празднования дней основания общин и отдельных храмов.
   Согласно действующего Устава, а именно его п. 3.6., ДПЦЛ поддерживает отношения с другими конфессиями как в Латвии, так и за рубежом, исключая экуменические богослужения и экуменические контакты.
   Успешно развивается и обретает силу Международная религиозная деятельность ДПЦЛ. Так, представители Латвийского Староверия входят в Единый Совет Древлеправославной Поморской Церкви. Дважды в год они, совместно с представителями других Духовных центров Поместных Поморских Церквей: России, Литвы, Беларуси , Украины, Эстонии и Польши собираются в Санкт-Петербурге, где решают насущные духовные вопросы, касающиеся всех древлеправославных христиан, а так же и староверских общин.
   Положительный результат церковной деятельности никогда не приходит сам по себе и не возникает вдруг на ровном месте. Прежде всего, в Христовой Церкви свершается Божия воля и действует благодать Святаго Духа.
   Тем не менее, мы никогда не должны забывать благие труды наших предшественников.
   Постоянно помнить о тех духовных отцах, настоятелях и практических церковных деятелях, которые: кто физическим трудом, кто страданием, кто начётничеством, кто настоятельством, кто проповедью, кто публицистикой, кто организацией, кто меценатством и благотворительностью защищали Старую Веру, боролись за истину, образцово пасли вверенных им стадо словесных овец.
   Их очень много. Их имена записаны в Поминальные книги общин на вечное поминание. Они навсегда должны остаться в нашей памяти, в памяти христиан-староверов.
   Вот совершенно небольшой, выборочный, перечень выдающиеся деятелей Древлеправославной Поморской Церкви Латвии ХIХ - ХХI веков: о. Михаил Александрович Власов, о. Иоанн Ульянович Ваконья, о. Лев Сергеевич Мурников, о. Авдий Иосифович Екимов, о. Аггей Григорьевич Волков, о. Даниил Давыдович Михайлов, о. Порфирий Фёдорович Фаддеев, о. Игнатий Владимирович Дорофеев, о. Лаврентий Силович Михайлов, о. Прокопий Титович Стрелков, а также: Иоанн Никифорович Заволоко, Мелетий Архипович Каллистратов, Григорий Савельевич Елисеев, Стефан Родионович Кириллов, Василий Григорьевич Кудрячёв, Арсений Иванович Формаков, Фёдор Семёнович Павлов, Антоний Георгиевич Мидунецкий, Авраамий Силович Михайлов, Василий Михайлович Храпунов.
   Они жили прежде нас, делали всё, что могли во славу Божию, во славу Христовой Церкви, постоянно работали на пользу христиан-староверов. Они ушли в вечность. Мы остались. Наш долг – тихо и достойно продолжать их работу.
   Можно сказать, что к настоящему времени становятся видны отдельные признаки внутреннего духовного монолитного сплочения ДПЦЛ. И это радует, по крайней мере, есть осознанность, что пусть и маленькая частица труда, но и она не потрачена даром. Но до полного единения ещё, к сожалению, очень далеко.
   Жизнь не стоит на месте, а нечистая сила очень хитра и изобретательна на всякого рода коварства и пакости. Божия воля и время покажет, как и в каком направлении будут развиваться дальнейшие события в ДПЦЛ.


о. Алексий Жилко,
председатель Центрального Совета ДПЦЛ.